Институт мировой экономики и политики
при Фонде Первого Президента Республики Казахстан - Лидера Нации
Архив старого сайта с 2004 по 2010 гг. Алматы, Каз
C -1..-3
Курсы НБРК на
$
P
prodengi.kz
Поиск по сайту

Журнал "Казахстан в глобальных процессах"

Макроиндикаторы

Основные показатели социально-экономического развития Республики Казахстан за январь – март 2013 года
Итоги социально-экономического развития Республики Казахстан в январе-декабре 2012 года
Итоги социально-экономического развития Республики Казахстан за 2011 год

Наши партнеры





Прагматичный подход нового президента Ирана в кадровой политике встречает поддержку парламента

2 сентября 2013, 15:53

Жумабек Сарабеков, ИМЭП

2 сентября, 2013г.

 

15-го августа Парламент Ирана проголосовал по составу кабинета министров. Из предложенных новоизбранным президентом Роухани 18 кандидатов – большинство (15) получили вотум доверия парламентариев. Депутаты не одобрили кандидатуры в три министерства - науки, исследований и технологий, образования, молодежи и спорта. Некоторых, в частности, министра образования, Мохаммеда Али Наджафи парламентское большинство обвинило в связях с протестным «Зеленым движением», возникшим после президентских выборов 2009 года.

 

Но ключевые назначения Роухани иранский Меджлис поддержал. Речь идет о кандидатурах на позиции, связанные с экономической и внешней политикой государства. Одной из них стал министр иностранных дел, Мохаммад Зариф. Последний работал в 2002-2007 годах постоянным представителем Ирана в ООН. В 2003 году он принимал участие от иранской стороны в переговорах с Соединёнными Штатами в рамках так называемой «Большой сделки» (Grand Bargain), нацеленной на согласование позиций обеих стран по ситуации в Ираке и по ядерной проблематике. Во время службы в ООН Зариф также неофициально встречался с рядом вашингтонских политиков, в частности с сенаторами Байденом и Хейгелом. Сейчас, Байден занимает должность вице-президента, а Хейгел – с февраля нынешнего года министр обороны США.

 

Нельзя утверждать, что подобные знакомства  гарантируют успех для Зарифа в переговорах по ядерной программе. Ведь, принципиальный вопрос заключается в приостановке обогащения урана и допуске наблюдателей МАГАТЭ к иранским ядерным объектам. С другой стороны, в глазах западных коллег, фактор «старого знакомого» в переговорах и хорошо понимающего деловой подход, безусловно, будет благоприятствовать достижению прогресса в этом вопросе.

 

В то же время, назначение кандидата на пост министра нефти Бижана Намдар Занганех встретило противодействие со стороны Парламента. Против него было выдвинуто обвинение в заключении невыгодного контракта с ОАЭ на поставки иранского природного газа в бытность его министром нефти в 2001 году. Его также обвинили в связях с «Зеленым движением».

 

Но есть более глубокие причины противоречивого отношения к кандидатуре министра нефти, в частности, его тесные отношения с Мехди Рафсанджани, сыном бывшего президента. В 2003 году был раскрыт коррупционный скандал с участием сына президента когда норвежская компания Statoil через принадлежащую ему консалтинговую компанию периодически передавала взятки иранским чиновникам за содействие в заключении нефтяных контрактов. Все же, парламент поддержал кандидатуру Занганех. Определяющим фактором послужил его богатейший опыт: на протяжении 9 лет (1988-1997гг.) он был министром энергетики и следующие 8 лет (1997-2005гг.) - министром нефти страны. Как выразился Роухани, кандидатура Зангенеха является «лучшим выбором» в условиях ужесточения международных санкций и именно он сможет привлечь инвестиции в страну.

 

Можно предположить, что основные противоречия между Парламентом и предложенным кабинетом министров возникают на фоне внутриполитической борьбы между реформаторами и консервативным большинством Меджлиса. Однако некоторые кандидатуры, несмотря на свою принадлежность к реформаторскому крылу и службе в правительствах Рафсанджани и Хатами, проводивших относительно либеральную экономическую политику, получили рекордное число голосов депутатов за всю историю Иранской Республики. К примеру, министр экономики и финансов Али Тайебниа, набравший 96,5 % голосов, по своим взглядам относится к реформаторам, он авторитетный эксперт в области сдерживания инфляции.

 

Тот факт, что в утвержденном кабинете более половины министерских постов представлены реформаторами, свидетельствует не только о прагматичной кадровой политике новоизбранного президента, но и о понимании консервативным парламентским большинством необходимости поступиться идеологическими принципами ради вывода страны из затянувшегося экономического кризиса. В ходе дебатов по составу кабинета Роухани старался акцентировать внимание депутатов на высокой квалификации предложенных кандидатов. К тому же, назначенные кандидатуры из числа реформаторов позиционируют себя больше как технократы, чем радикальные реформаторы.

 

Отвод парламентом трех министерских кандидатур можно считать разменной монетой для ультраконсервативной части парламента, которая до сих пор негодует по поводу победы реформаторов на президентских выборах.

 

Стоит отметить, что Роухани попытался сохранить баланс интересов в своей кадровой политике между реформаторами и консерваторами. К примеру, на пост министра юстиции был назначен Мостафа Пурмухаммади, известный как один из верных приближенных аятоллы Али Хаменеи. Это означает, что верховный лидер Ирана намерен держать руку на пульсе нового правительства.  Можно вспомнить 2008 год, когда Пурмухаммади был освобожден президентом от должности министра внутренних дел за то, что без его ведома информировал аятоллу о нарушениях в ходе парламентских выборов. Другой видный представитель консерваторов – Али Джаннати, сын аятоллы Ахмада Джаннати, главы Совета стражей конституции Ирана, получил должность министра культуры и исламской ориентации. Совет стражей является надпарламентским органом и имеет право вето на все законопроекты, рассматриваемые Меджлисом. Реформаторское крыло правительства уравновешивается также назначением экс-министра нефти Гасеми, представляющего Корпус стражей исламской революции, советником министра обороны.

 

Кадровые перестановки коснулись и иранской ядерной промышленности. 15 августа Роухани назначил руководителем Организации по атомной энергии Ирана бывшего главу МИД, считающегося прагматиком, Али Акбара Салехи. Его назначение вместо бескомпромиссного консерватора Абасси должно произвести благоприятное впечатление на западное сообщество. К тому же, отныне переговоры по ядерной программе Ирана будут вестись не Высшим Советом безопасности, а МИД. Поэтому добровольная отставка постоянного представителя Ирана при МАГАТЭ, Али Солтанийе была ожидаемой. Обновление руководящего состава в атомной сфере должно стать сигналом западным странам о готовности Ирана к переговорам по ядерному вопросу.

 

В целом же, можно утверждать, что кадровая политика нового президента вполне отвечает вызовам, стоящим перед Ираном. Первостепенная задача – не допустить дальнейшего ухудшения экономической ситуации в стране. За 2012 год уровень инфляции в стране вырос до 35,9%, что отразилось в росте цен на внутреннем рынке. Низкие темпы экономического роста и увеличивающаяся безработица не позволяют иранскому истеблишменту управлять страной в режиме mal governo. Политическая элита осознает всю опасность доведения ситуации до критической точки, понимая, что могут повториться массовые протесты 2009 года, но уже в более серьезных масштабах. Только профессиональное правительство может обеспечить скорейшее улучшение экономических показателей и повышение уровня жизни иранцев.

 

Другая важная задача – смягчение режима санкций со стороны западных стран. В результате их введения (с 2006 года) иранская экономика заметно пострадала, в частности, экспорт нефти сократился вдвое. Именно денежные поступления от продажи нефти обеспечивали почти половину доходов в республиканский бюджет. Руководство Ирана понимает, что решение экономических проблем в значительной степени зависит от урегулирования ситуации вокруг ядерной программы.

 

Переговоры по ней имеют непосредственное отношение к нашей стране, выступающей в роли модератора между Ираном и клубом западных стран. На сегодняшний день Казахстан уже провел два раунда переговоров с Ираном. В ходе визита Нурсултана Назарбаева в Иран по случаю инаугурации Роухани в начале августа главы двух государств обсудили возможность проведения новых переговоров в формате «5+1» на территории Казахстана. Позитивные шаги, сделанные со стороны Ирана и «принципиальная готовность» западных коллег дают повод ожидать продвижения на очередном этапе переговорного процесса.

 (голосов: 8)




Президент РК

Экспертное мнение

 

Фонд Первого Президента РК, Институт мировой экономики и политики являются сегодня заметными участниками общественной и научной жизни Казахстана. О сути и принципах их работы рассказывают исполнительный директор фонда Сагындык НУРАХАНОВ и директор ИМЭП при Фонде Первого Президента РК Султан АКИМБЕКОВ.

 

Подробности: КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА

24 декабря 2013, 18:50


Все новости категории

Публикации

Понедельник 15 апреля 2013 года оказался печальным днем для мировой экономики. Теперь самое главное, чтобы он в итоге не стал бы отправной точкой начала длительного спада, о наступлении которого пессимисты говорят уже довольно долго.
Султан Акимбеков 
30 мая 2013, 14:25
Категория находится в разработке, информация готовится к публикации 
27 октября 2010, 20:26

Календарь событий

«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Все новости сайта